22 августа 2018

«Золотые парашюты» как личное обеспечение работников

0 0

Для признания экономически оправданными расходами выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон на налогоплательщике лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Банк не согласился с решением налогового органа в части отказа в признании в составе расходов по налогу на прибыль организаций в 2013 — 2014 гг. суммы выплат сотрудникам при увольнении по соглашению сторон в размере 157 599 404,17 руб. и обжаловал его в суде. По мнению инспекции, спорные выплаты не относятся к расходам на оплату труда, поскольку они выплачивались работникам, с которыми прекращались трудовые отношения и не были направлены на стимулирование или поощрение труда, т. к. соглашения о расторжении трудового договора с работниками заключены банком с целью стимулирования их к прекращению трудовых отношений и не были связаны с режимом работы и условиями труда.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, согласился с выводами инспекции, что произведенные работникам выплаты являются личным обеспечением работников, предоставляемым на период после их увольнения, и поэтому не уменьшают налогооблагаемую прибыль.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, исходил из того, что налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих налоговому органу при применении ст. 252 НК РФ оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, а установленные судом первой инстанции обстоятельства не давали достаточных оснований для того, чтобы изменять квалификацию произведенных обществом выплат, рассматривая их не в качестве выходных пособий, выполняющих функцию защиты работника от временной потери дохода до трудоустройства, а в качестве личного обеспечения работников, предоставляемого за счет бывшего работодателя («золотые парашюты»), материальной помощи и иных аналогичных выплат, не связанных по своей природе с экономической деятельностью налогоплательщика и не учитываемых в целях налогообложения прибыли согласно ст. 270 НК РФ.

Размер произведенных в пользу уволенных работников выплат находится в диапазоне от 1 до 14,9 окладов, при этом только 15 работникам (из более чем 400) произведены выплаты в размере 5,7; 6; 7; 7,6; 11,9; 14,9 окладов, в связи с чем размер произведенных обществом в адрес работников значительным не является, явной несопоставимости обычному размеру выходного пособия в соответствии со ст. 178 ТК РФ не имеется, поскольку экономическая оправданность выплат также может быть оценена с точки зрения длительности трудового стажа работника, внесенного им трудового вклада и иных обстоятельств, характеризующих трудовую деятельность работника, что и было сделано банком в отношении сотрудников, занимавших руководящие должности и получивших при увольнении более пяти окладов.

Суд округа согласился с выводами суда апелляционной инстанции о наличии предусмотренного законом права работодателя учесть в составе расходов для целей исчисления налога на прибыль выплаты увольняемым по соглашению сторон работникам. В то же время апелляционным судом не учтено следующее.

В соответствии с правовой позицией ВС РФ, изложенной в определениях от 22.11.2017 № 305-КГ17-10287 и от 26.04.2017 № 305-КГ16-19115, для признания экономически оправданными расходами производимых налогоплательщиком выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон на налогоплательщике в силу п. 1 ст. 54, п. 1 ст. 252 НК РФ и ч. 1 ст. 65 АПК РФ лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

В материалах дела отсутствуют какие-либо документы, обосновывающие размер произведенных обществом выплат, в том числе в отношении отдельных работников, выплаты которым произведены в размере семи и более окладов. При этом в представленном самим банком расчете спорные выплаты по спорным 8 сотрудникам превышают причитающиеся им в соответствии с Трудовым кодексом суммы выходных пособий, вследствие чего такие выплаты повлекли за собой дополнительные расходы налогоплательщика в сумме 10 147 442 руб. в виде разницы между фактически произведенными выплатами и суммой причитающихся выходных пособий.

Суд округа счёл возможным согласиться с выводами суда первой инстанции о необоснованности спорных расходов и отсутствии в связи с этим оснований для их учета для целей исчисления налоговой базы по налогу на прибыль.

(Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2018 по делу № А40-87651/2017, АО «БМ-Банк»)