08 декабря 2016

Верховный Суд об обязательствах и их исполнении

0 0
Верховным Судом РФ разъяснены положения общей части обязательственного права с учетом последних изменений в Гражданском кодексе.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 22.11.2016 № 54 разъяснил некоторые вопросы применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении.
В частности, в п. 3 Постановления уделено внимание понятию «однородные обязательства» используемое в п. 1 ст. 309.1 ГК РФ "Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику", введенной Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ. Однородными обязательствами, по которым кредиторы могут заключить соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику, являются, в частности, обязательства, предусматривающие передачу определенных родовыми признаками вещей или прав, например, денежные обязательства или обязательства по передаче бездокументарных ценных бумаг определенной категории (типа).
Особое внимание Верховный суд уделил применению нормы ст. 317 ГК РФ «Валюта денежных обязательств. Суд указал, что при рассмотрении споров, связанных с исполнением денежных обязательств, следует различать валюту, в которой денежное обязательство выражено (валюту долга), и валюту, в которой это денежное обязательство должно быть исполнено (валюту платежа) – п. 27 Постановления.
По общему правилу валютой долга и валютой платежа является рубль (п. 1 ст. 317 ГК РФ). Вместе с тем согласно п. 2 ст. 317 ГК РФ в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях (валюта платежа) в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (валюта долга).
Стороны вправе в соглашении установить курс пересчета иностранной валюты (условных денежных единиц) в рубли или установить порядок определения такого курса (п. 29 Постановления).
Если законом или соглашением сторон курс и дата пересчета не установлены, суд в соответствии с п. 2 ст. 317 ГК РФ указывает, что пересчет осуществляется по официальному курсу на дату фактического платежа.
Суд определяет порядок пересчета иностранных валют (условных денежных единиц) следующими образом:
- для иностранных валют, котируемых Банком России, - официальный курс, устанавливаемый Банком России на основании ст. 53 Федерального закона от 10.07.2002 года № 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)";
- для иностранных валют, курс по которым Банк России не устанавливает, - на основании предоставленных сторонами данных о курсе валюты, устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют или условных денежных единиц, котируемых Банком России.
В пункте 31 Постановления Верховный суд отметил, что иностранная валюта может выступать в качестве средства платежа в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом, или в установленном законом порядке. Напомним, что по общему правилу валютные операции между резидентами, в т. ч. российскими организациями, запрещены (ст. 9 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»).
В случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте (валюта долга) без указания валюты платежа, суду следует рассматривать в качестве валюты платежа рубль (п. 2 ст. 317 ГК РФ).
Признание судом недействительным условия договора, в котором иностранная валюта является средством платежа, не влечет признания недействительным договора в целом, если можно предположить, что договор был бы заключен и без этого условия (ст. 180 ГК РФ). В этом случае, если денежное обязательство не было исполнено, валютой платежа считается рубль.
Данная позиция Верховного Суда РФ является логическим продолжением позиции Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной еще в 2002 году в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 № 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации».
(Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»)