14 января 2019

Суд о формализме налоговой инспекции

0 0

Суды решали вопрос о возможности не относить аудиовизуальные произведения к числу нематериальных активов и списать расходы на их создание единовременно, а не через амортизацию.

Налоговый орган признал неправомерным единовременное отнесение на расходы затрат на создание аудиовизуальных произведений - фильмов, полагая, что расходы подлежали списанию через амортизацию в течение периода их полезного использования – 10 лет. При этом инспекция исходила из того, что заключенными лицензионными договорами срок использования фильмов установлен от 60 дней до 50 лет, в связи с чем фильм соответствует признакам нематериального актива (НМА).

Суды первой и апелляционной инстанции признали, что налогоплательщик был вправе учитывать расходы на создание фильмов не путем амортизации, а списывая их в течение налогового периода, поскольку срок полезного использования аудиовизуальных произведений должен определяться с учетом действительного поступления выручки. Постановлением округа судебные акты по делу отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суд города Москвы отказал в удовлетворении заявления налогоплательщика, признав неправомерным единовременное списание затрат. Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил требования налогоплательщика. Суд округа признал вывод апелляционного суда верным.

Так, редакция пп. 7 п. 3 ст. 257 НК РФ до 01.01.2014 не содержала императивного определения фильма в качестве НМА для целей налога на прибыль. Соответственно, вопрос о квалификации фильма в качестве НМА решался посредством установления наличия или отсутствия признаков НМА у конкретного фильма. После 01.01.2014 аудиовизуальные произведения отнесены к НМА в силу прямого указания закона.

Апелляционная коллегия признала правомерными действия общества, которое в 2012-2013 гг. определило срок полезного использования фильма как 12-месячный период с учетом реального срока поступления дохода от использования фильмов на основании систематического толкования ст. 258 НК РФ. При этом суд исходил из принципа неразрывной связи полученных доходов с понесенными расходами. Определение срока полезного использования вне связи с извлечением дохода от использования НМА лишено экономического смысла. Иной подход, при котором срок полезного использования определялся бы без учета продолжительности деятельности налогоплательщика, направленной на извлечение дохода, приводил бы к искажению налоговой базы. В свою очередь, это привело бы к необоснованному признанию прибыли в одном налоговом периоде и получению налогоплательщиком значительного налогового убытка в другом периоде.

Суд установил, что 95% от всего объема поступлений от использования фильмов поступает обществу в первый год использования и сделал вывод, что в силу п. 3 ст. 257 НК РФ объекты интеллектуальной собственности, используемые в деятельности компании менее 12 месяцев, не признаются объектами НМА для целей НК РФ. При этом судом применен правовой подход, изложенный в Постановлении Конституционного суда РФ от 14.07.2003 № 12-П, согласно которому недопустимо установление лишь формальных условий применения правовой нормы без исследования по существу фактических обстоятельств и сделан вывод о формальности позиции налоговой инспекции при доначислении налога, поскольку ею не учтены все значимые фактические обстоятельства правоотношений.

Таким образом, суд квалифицировал затраты на создание фильмов как правомерно отнесенные на расходы в течение одного налогового периода с учетом установленных им конкретных фактических обстоятельств, подтверждённых имеющимися в деле доказательствами.

(Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.12.2018 № Ф05-16395/2017 по делу № А40-56261/2017, ООО «Энджой Мувиз»)