22 июля 2020

Применение ст. 54.1 НК РФ не исключает определение действительной налоговой обязанности

0 0

Суд округа признал довод Инспекции о том, что ст. 54.1 НК РФ были ужесточены требования к налогоплательщикам (допускает полный отказ в праве на получение налоговых вычетов и учёт расходов при налогообложении прибыли), подлежит отклонению как основанный на неверном толковании нормы права.

Обжалуемым решением со ссылкой на ст. 54.1 НК РФ Обществу в числе прочего начислены НДС и налог на прибыль в общей сумме 16 044 661 руб. Основанием послужил вывод налогового органа об отсутствии реальных хозяйственных операций по приобретению сырого молока между Обществом и контрагентами, являющимися взаимозависимыми и подконтрольными одной группе лиц. Фактически Общество самостоятельно осуществляло все операции, связанные с поставкой сырого молока напрямую от сельхозпроизводителей.

Суд первой инстанции пришёл к выводу о создании формального документооборота между Обществом и контрагентами, о недостоверности информации, содержащейся в представленных Обществом первичных документах, в своей совокупности не подтверждающих факт осуществления реальных хозяйственных операций (сделок) налогоплательщика именно с контрагентами, в связи с чем признал обоснованным решение Инспекции в части доначисления НДС. Вместе с тем суд первой инстанции отменил решение инспекции в части доначисления налога прибыль на сумму 11 200 069 руб., поскольку пришёл к выводу о необходимости определения Инспекцией в рамках выездной налоговой проверки действительного размера налоговых обязательств налогоплательщика.

Апелляционная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, поддержала доводы Инспекции о несоблюдении Обществом условий, установленных п. 2 ст. 54.1 НК РФ, и правомерности доначисления налога на прибыль.

Кассационная инстанция, оставляя в силе решение суда первой инстанции, указала, что суд обоснованно отклонил доводы Инспекции (со ссылкой на письма ФНС России от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ и от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@), согласно которым введение в действие ст. 54.1 НК РФ является основанием для кардинального изменения судебной практики. Как правильно указано судом первой инстанции, из толкования ст. 54.1 НК РФ следует, что при формальном документообороте с заявленным контрагентом, но при фактическом исполнении обязательства третьим лицом при несоблюдении условий п. 2 указанной статьи, установлен запрет на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщиком именно по недостоверным (формальным) документам, что не освобождает налоговые органы от обязанности проверить осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств.

Позиция Инспекции, как верно указано судом первой инстанции, приводит к тому, что налогоплательщик, не представивший налоговому органу на проверку никаких документов по совершённым сделкам, будет вправе рассчитывать на применение расчётного метода, то есть будет поставлен в лучшее положение по сравнению с налогоплательщиком, представившим документы, не соответствующие в полном объёме требованиям ст. 54.1 НК РФ, что не отвечает принципам справедливости и правовой определённости.

Кассационная инстанция отметила, что введение ст. 54.1 НК РФ не сопровождалось изменением принципов правового регулирования в сфере налогообложения, введением дополнительных составов налоговых правонарушений и санкций, сужением полномочий налоговых органов.

Суд округа считает, что суд первой инстанции, руководствуясь правовыми позициями, выработанными высшими судебными инстанциями по вопросам налоговой выгоды, которые не претерпели изменений с введением в действие ст. 54.1 НК РФ, правомерно определил действительный размер налоговых обязательств Общества по налогу на прибыль исходя из общей суммы затрат без учёта необоснованной наценки со стороны контрагентов.

Довод Инспекции о том, что ст. 54.1 НК РФ были ужесточены требования к налогоплательщикам (допускает полный отказ в праве на получение налоговых вычетов и учёт расходов при налогообложении прибыли), подлежит отклонению как основанный на неверном толковании нормы права, в том числе как противоречащий положениям п. 2 ст. 5, п. 5 ст. 82 НК РФ, ст. 2 Федерального закона от 18.07.2017 № 163-ФЗ в их совокупности.

 (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.07.2020 по делу № А27-17275/2019, ООО «Кузбассконсервмолоко»)