14 февраля 2018

Потерянный налог

0 0
Предпринятые налогоплательщиком меры по уменьшению финансовых рисков за счет формального исполнения публичных обязательств (уплаты налогов) привели к новым доначислениям.

В целях исполнения обязанности по уплате НДС за 3 квартал 2015 г. общество предъявило к исполнению в банк платежные поручения на общую сумму 4,63 млн руб., которая на счет бюджета не поступила в связи с отсутствием денежных средств на корреспондентском счете банка. Впоследствии у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Ввиду того, что обязанность по уплате налога обществом не исполнена, инспекция выставила спорное требование. Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения налогоплательщика в арбитражный суд.

Конституционная обязанность каждого налогоплательщика по уплате налогов считается исполненной в момент, когда изъятие части его имущества, предназначенной для уплаты в бюджет в качестве налога, фактически произошло, то есть в момент списания банком с расчетного счета налогоплательщика средств в уплату налога. Иное приводило бы к повторному взысканию с добросовестного налогоплательщика не поступивших в бюджет налогов, что нарушает конституционные гарантии частной собственности и принцип равенства всех перед законом (ст. 19, 35 Конституции РФ).

Вместе с тем в силу вытекающего из части 3 ст. 17 Конституции РФ запрета злоупотребления правом никто не вправе извлекать преимущество (выгоду) из своего недобросовестного поведения: если к моменту предъявления соответствующего платежного поручения плательщик знал о неспособности кредитного учреждения обеспечить перечисление налогов в бюджетную систему Российской Федерации (определение ВС РФ от 26.09.2017 № 305-КГ17-6981 по делу № А41-12803/2016).

Суды трех инстанций, поддержанные Верховным Судом РФ, учли обстоятельства, свидетельствующие об осведомленности налогоплательщика при оформлении платежных поручений о нестабильном финансовом положении банка, так как налогоплательщиком были предприняты попытки по переводу всех денежных средств со счета проблемного банка; в средствах массовой информации в сети «Интернет» сообщалось о финансовых трудностях банка, а отделение банка располагалось в одном здании с обществом и было отключено от системы электронных платежей.

Кроме того, суды приняли во внимание факт прекращения поступлений денежных средств от контрагентов общества на проблемный счет общества, что также свидетельствует том, что налогоплательщику было известно о неплатежеспособности банка. При этом у общества имелся ряд счетов, открытых в финансово стабильных банках. Совокупность установленных обстоятельств позволило судам сделать вывод, что общество, зная о финансовой нестабильности банка, предприняло меры по уменьшению финансовых рисков по проблемному банку, за счет формального исполнения публичных обязательств.

(Определение Верховного Суда РФ от 17.01.2018 N 304-КГ17-18563 по делу № А03-2306/2017, ЗАО «Научно-производственная фирма Алтай»)