20 февраля 2018

Последствия двусторонней реституции

0 0
Верховный суд пояснил, что для целей возврата излишне уплаченного НДС при недействительности договора не применяются правила, установленные для возврата товара.

По договору купли-продажи, заключенному налогоплательщиком-продавцом с покупателем, в собственность последнего передан ряд объектов движимого имущества. При передаче товаров общество исчислило и уплатило в бюджет НДС за 2 квартал 2011 г. в сумме 205,7 млн руб. Впоследствии договор купли-продажи был признан судом недействительным. В порядке применения последствий недействительности сделки 10.10.2013 продавец возвратил ранее полученное имущество налогоплательщику, а общество возвратило покупателю денежные средства.

Основываясь на том, что недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения, общество 21.11.2013 представило уточненную декларацию по НДС за 2 квартал 2011 г. с уменьшением суммы исчисленного НДС в результате исключения стоимости отгруженных товаров из налоговой базы. 24.12.2013 обществу возвращен излишне уплаченный в бюджет налог.

В последующем по результатам выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу, что применение последствий недействительности сделки является одним из случаев возврата товаров налогоплательщику (п. 5 ст. 171 и п. 4 ст. 172 НК РФ). Следовательно, сумма НДС подлежала заявлению к вычету не ранее 4 квартала 2013 г., и общество неправомерно скорректировало свою налоговую обязанность за 2 квартал 2011 г.

При рассмотрении спора суды первой инстанции и кассации пришли к выводу, что проведение двусторонней реституции в 2013 г. является новой хозяйственной операцией, которая подлежит отражению налогоплательщиком в учете на дату ее совершения и признали обоснованным вывод инспекции.

В то же время суд апелляционной инстанции удовлетворил требования общества, признав, что порядок исчисления НДС в случае признания сделки недействительной и применения двусторонней реституции прямо не предусмотрен законодательством. Учитывая факт возврата инспекцией спорной суммы налога обществу по результатам камеральной налоговой проверки, апелляционный суд заключил, что доначисление и предложение уплатить эту же сумму налога по результатам выездной налоговой проверки привело к возложению на общество необоснованного и экономически неоправданного бремени.

Суд округа, отменяя постановление апелляционного суда, указал, что у налогового органа отсутствовала обязанность учитывать право налогоплательщика на вычет налога за 4 квартал 2013 г., поскольку данный налоговый период выходит за пределы проверки.

Между тем Судебная коллегия отметила, что налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности, предполагающего учет законных интересов плательщиков налогов и недопустимость создания условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону.

В рассматриваемом случае признание сделки по продаже имущества недействительной означает, что реализация имущества не состоялась и основания для внесения соответствующей суммы налога в бюджет утрачены. Следовательно, налогоплательщик вправе требовать корректировки ранее исчисленного налога в сторону уменьшения.

При этом, вопреки выводам суда округа, на момент вынесения решения по итогам выездной налоговой проверки общество было лишено возможности заявить о корректировке налога путем отражения налоговых вычетов за 4 квартал 2013 года, поскольку истек срок предъявления к вычету сумм, ранее исчисленных при отгрузке товаров. Следовательно, принимая оспариваемое решение, налоговый орган лишил общество права на возврат из бюджета излишне внесенных сумм налога, подтвержденных по результатам ранее проведенной камеральной проверки.

Кроме того, судебная коллегия отметила, что до подачи уточненной налоговой декларации общество обращалось в налоговый орган с заявлением, в котором просило сообщить, в каком порядке отражаются операции по применению последствий недействительности сделки, однако ответ на запрос по существу дан не был. В то же время по результатам выездной проверки инспекция сочла возможным высказать позицию о правильном, с ее точки зрения, порядке исчисления НДС в случае применения последствий недействительности сделки.

Таким образом, сложившееся положение обусловлено не только отсутствием в главе 21 НК РФ прямых норм, устанавливающих порядок исчисления налога в рассматриваемом случае, но также действиями налогового органа, отказавшегося представить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога применительно к сложившейся у него ситуации.

(Определение СКЭС Верховного Суда Российской Федерации от 16.02.2018 № 302-КГ17-16602 по делу № А33-17038/2015, АО «Бамтоннельстрой»)

Теги публикации: НДС, Возврат налога