13 сентября 2018

О применении льготы по движимому имуществу

0 0

Налогоплательщик не согласен с невозможностью применения льготы по движимому имуществу, приобретенному у взаимозависимого лица. Что скажет Верховный Суд?

В налоговых расчетах за отчётные периоды 2015 и 2016 годов и налоговой декларации за 2015 года Общество заявило освобождение от налогообложения по налогу на имущество организаций на основании п. 25 ст. 381 НК РФ в отношении ряда объектов основных средств. По мнению налогового органа, данная льгота по налогу на имущество организаций заявлена обществом необоснованно, и по результатам камеральной проверки вынесено решение, которым, в частности, предложено уплатить налог на имущество организаций.

Не согласившись с решением, Общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из отсутствия оснований, дающих налогоплательщику право на применение налоговой льготы в соответствии с п. 25 ст. 381 НК РФ, так как спорное имущество и способ его получения обществом (приобретено у взаимозависимого лица), по мнению судов, не соответствуют критериям, установленным указанной нормой права.

Не согласившись с судебными актами, общество обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, указав на неверное, по его мнению, толкование судами норм материального права.

Как указывает заявитель, согласно п. 25 ст. 381 НК РФ (в редакции, действующей с 01.01.2015) организации освобождаются от налогообложения в отношении движимого имущества, принятого с 01.01.2013 на учет в качестве объектов основных средств, за исключением следующих объектов движимого имущества, принятых на учет в результате: реорганизации или ликвидации юридических лиц; передачи, включая приобретение, имущества между лицами, признаваемыми взаимозависимыми. Общество указывает на то, что спорное имущество не признавалось основным средством у продавца-изготовителя, а получило такой правовой статус лишь после его приобретения заявителем. Таким образом, по мнению заявителя, в настоящем случае нарушен принцип равенства налогообложения, так как налогооблагаемые субъекты — продавец-изготовитель и покупатель (заявитель), не имеют существенных отличий, а возложение на заявителя иного налогового бремени по сравнению с взаимосвязанными лицами не основано на объективных основаниях.

Заявитель указывает на неверное толкование судами термина «имущество», использованного в п. 25 ст. 381 НК РФ: нет никаких оснований рассматривать термин «имущество» в абзаце 3 п. 25 ст. 381 НК РФ в значении, придаваемом ему ст. 128 ГК РФ.

Также заявитель ссылается на нарушение нормы п. 2 ст. 3 НК РФ, поскольку подход судов свидетельствует о дискриминации по признаку происхождения капитала. Отказ обществу в применении льготы обусловлен исключительно приобретением компонентов имущества у взаимозависимого лица, при этом в случае приобретения таких же компонентов у независимого продавца, право на льготу не могло бы быть поставлено под сомнение.

Судья Верховного Суда пришла к выводу, что приведенные доводы заслуживают внимания и признаются достаточным основанием для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

(Определение Верховного Суда РФ от 03.09.2018 № 310-КГ18-8658, Акционерное общество «Новомосковская акционерная компания «Азот»)