23 июля 2018

НДФЛ и зачёт иностранного налога

0 0

По мнению суда, зачет иностранного налога на доходы физических лиц через налогового агента российское налоговое законодательство не предусматривает.

29 июня 2018 года Арбитражный суд Мурманской области вынес решение по делу № А42-2441/2017 ОАО «МАГЭ» (далее — Общество). Предметом спора стало требование российской организации осуществить зачет иностранного налога на доходы физических лиц (сотрудников данной организации), который был уплачен российским работодателем, против налога, удержанного им с этих же сотрудников в России, и возвратить излишне удержанный налог.

Вне зависимости от принятого решения дело интересно двумя аспектами. Во-первых, в нём впервые в российской судебной практике содержится подробный анализ положений международного налогового договора и Комментариев к Модельной налоговой конвенции ОЭСР относительно налогообложения заработной платы, полученной российскими работниками в связи с осуществлением трудовой деятельности за пределами территории РФ. Во-вторых, в судебном акте упоминается о проведении по просьбе налогоплательщика взаимосогласительной процедуры между компетентными органами РФ и Норвегии с целью устранения неясностей в применении международного налогового договора между двумя странами. Причем заметим, что, судя по всему, компетентным органам удалось прийти к консенсусу относительно распределения прав на налогообложение доходов сотрудников российской организации между странами.

Что касается собственно результатов рассмотрения дела, то суд отказал российской организации в удовлетворении требования о признании незаконным отказа в возврате излишне уплаченной суммы НДФЛ и об обязании налогового органа осуществить возврат указанной суммы. В обоснование своего решения суд первой инстанции привел следующие доводы:

Российская организация обратилась в налоговый орган с заявлением о возврате излишне уплаченного налога с пропуском трехлетнего срока, установленного п. 7 ст. 78 НК РФ (три года со дня уплаты налога), в связи с чем отказ налогового органа возвратить указанную сумму был правомерен. При этом суд признал, что пропуск данного срока не являлся препятствием для обращения налогоплательщика в суд с требованием о возврате излишне уплаченного налога, поскольку заявление в суд было подано в течение трех лет с момента, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Суд сослался на положения Протокола к Конвенции от 26.03.1996 между Правительством РФ и Правительством Королевства Норвегии «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов на доходы и капитал», в соответствии с которым «лицу, являющемуся резидентом одного Договаривающегося Государства, не предоставляются другим Договаривающимся Государством преимущества Конвенции в отношении полученных доходов и принадлежащего капитала в связи с деятельностью, осуществляемой в любой зоне, находящейся за пределами территориального моря Договаривающегося Государства, которая в соответствии с нормами международного права признается или может быть признана по законодательству этого Договаривающегося Государства как зона, где это Договаривающееся Государство может осуществлять права в отношении морского дна и морских недр и их природных ресурсов». Поскольку в рассматриваемой ситуации российская организация осуществляла деятельность с привлечением своих сотрудников на континентальном шельфе Норвегии, то суд, применив данное положение Протокола к Конвенции, пришел к выводу о том, что ст. 15 Конвенции, регулирующая порядок налогообложения заработной платы, применению не подлежит.

За отсутствием применимых положений Конвенции, регулирующих налогообложение заработной платы, суд посчитал, что доходы сотрудников (членов экипажа судна) российской организации подлежали налогообложению в Норвегии в соответствии с положениями норвежского налогового законодательства и в России (в соответствии с подп. 6.1 п. 1 ст. 208 НК РФ). При этом, однако, суд допустил применение положений Конвенции, регулирующих устранение двойного налогообложения (ст. 23 Конвенции).

Поскольку речь шла об уплате норвежского налога на доходы физических лиц, суд посчитал, что обратиться за зачетом иностранного налога и возвратом излишне удержанного российского НДФЛ должны были физические лица — сотрудники российской организации. По мнению суда, зачет иностранного налога на доходы физических лиц через налогового агента российское налоговое законодательство не предусматривает.

Возврат излишне уплаченного налога может быть осуществлен лишь после проведения зачета иностранного налога, если выяснится, что сумма российского НДФЛ, удержанная и перечисленная налоговым агентом, превысила сумму НДФЛ, которая подлежала уплате с учетом зачета иностранного налога. В рассматриваемой ситуации физические лица за зачетом иностранного налога не обращались, в связи с чем отсутствуют основания для возврата излишне удержанной суммы налога.

Джангар Джальчинов, Борис Брук,
«Dentons»
www.russiantaxandcustoms.com