21 июля 2020

Наряду с юристом, адвокатом

0 0

В практике разрешения налоговых споров востребована возможность совместного представительства интересов налогоплательщика с участием юриста (адвоката) и профильного работника организации (исполнительного директора, главного бухгалтера, бухгалтера), обладающего финансовым или экономическим образованием и сведущего в тех аспектах её деятельности, которые подлежат судебному исследованию.

По общему правилу, с 1 октября 2019 года представителями в арбитражном суде могут быть только лица с высшим юридическим образованием или учёной степенью по юридической специальности (часть 3 ст. 59 АПК РФ). Данная норма в том числе послужила для обращения гражданином К.В. Будариным в Конституционный Суд РФ.

Арбитражные суды отказали в удовлетворении ходатайства общества о допуске гражданина К.В. Бударина, являющегося одним из учредителей общества и исполнительным директором, к участию в судебном заседании в качестве представителя общества, поскольку тот не являлся лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа, и не подтвердил наличие высшего юридического образования или учёной степени по юридической специальности. По мнению ООО «Александра» и К.В. Бударина, часть 3 ст. 59, часть 4 ст. 61 и часть 4 ст. 63 АПК РФ Конституции РФ, поскольку не позволяют участнику (учредителю) общества с ограниченной ответственностью, глубоко осведомлённому о специфике его предпринимательской деятельности и до того успешно выступавшему представителем в спорах с участием общества, представлять интересы общества в арбитражном суде на основании доверенности при отсутствии у такого лица юридического образования.

Конституционный Суд признал указанные нормы АПК РФ не противоречащими Конституции РФ.

Вместе с тем Конституционный Суд указал, что обстоятельства принятия Федерального закона от 28.11.2018 № 451-ФЗ не дают оснований для вывода, что законодатель, изменяя законоположения о судебном представительстве интересов организаций в арбитражном процессе, намеревался кардинально поменять сложившийся баланс конституционно значимых ценностей, отдав безоговорочный приоритет институту оказания профессиональной юридической помощи в ущерб праву на судебную защиту. Поэтому оспариваемые положения главы 6 АПК РФ по своему буквальному смыслу не предполагают возложения на заинтересованных лиц таких обременений при ведении дел в арбитражном суде через представителей, которые повлекли бы существенное умаление права на доступ к суду. Это означает, что часть 3 ст. 59, часть 4 ст. 61 и часть 4 ст. 63 АПК РФ лишь устанавливают минимальный стандарт обеспеченности участников арбитражного судопроизводства квалифицированной юридической помощью, но не ограничивают право лиц, участвующих в деле, иметь нескольких представителей.

Конституционный Суд отметил, что такой исключительно формальный критерий, как наличие высшего юридического образования либо учёной степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи, поскольку многообразие споров, входящих в компетенцию арбитражных судов, сложность в регулировании отдельных правоотношений позволяют утверждать, что даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле. Работники организации, осведомлённые о специфике её деятельности и являющиеся специалистами в прикладных сферах (таможенное, банковское, страховое дело, антикризисное управление, бухгалтерский учёт и др.), зачастую могут оказать по соответствующим категориям споров не менее компетентную помощь.

Конституционный Суд указал, что сфера налогообложения требует специальных знаний и квалификации (не только в области юриспруденции) для результативной защиты прав налогоплательщика-юридического лица, а потому в практике разрешения налоговых споров востребована возможность совместного представительства интересов налогоплательщика с участием одновременно профессионального юриста и профильного работника организации (исполнительного директора, главного бухгалтера, бухгалтера), обладающего финансовым или экономическим образованием и сведущего в тех аспектах её деятельности, которые подлежат судебному исследованию. Это способствует достижению конституционно значимых целей полноты, эффективности и своевременности судебной защиты.

Конституционный Суд пришёл к выводу, что оспариваемые нормы АПК РФ не предполагают ограничения права организации поручать ведение дела от имени этой организации в арбитражном процессе связанному с ней лицу, в частности её учредителю (участнику) или работнику, не имеющему высшего юридического образования либо учёной степени по юридической специальности, за исключением лиц, которые не могут быть представителями в силу прямого указания закона, при условии что интересы этой организации в арбитражном суде одновременно представляют также адвокаты или иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие такое образование либо такую степень.

(Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2020 № 37-П «По делу о проверке конституционности части 3 статьи 59, части 4 статьи 61 и части 4 статьи 63 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Александра» и гражданина К.В. Бударина»)