01 апреля 2016

Налоговый агент?

0 0
Если контролируемая задолженность образовалась в связи с получением займа от российской компании, то заемщик не является налоговым агентом.

ООО «Новая Табачная Компания» были предоставлены займы с начислением процентов из расчета 10 процентов годовых за время фактического пользования заемными средствами. Заимодавцем являлось ЗАО, акционером которого являлась кипрская компания, владеющая 99, 9995 % акций. При этом заимодавец в 2011 году являлся участником общества "Новая Табачная Компания", обладая 90 % его уставного капитала. Таким образом, доля косвенного участия кипрской компании в капитале общества "Новая Табачная Компания" составляла не менее 89 %.
По результатам выездной налоговой проверки принято решение, которым в том числе доначислен налог на прибыль за 2011 год. Основанием послужил вывод о необоснованном отнесении обществом в полном объеме к внереализационным расходам при исчислении налога на прибыль процентов, начисленных по договорам займа, поскольку займодатель является аффилированным лицом кипрской компании, косвенно владеющей более 20 процентами капитала общества.
Кроме того, инспекция пришла к выводу о том, что вопреки п. 4 ст. 269 НК РФ общество не исполнило обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет налога с доходов кипрской компании, полученных в виде дивидендов, сочтя в качестве таковых проценты по контролируемой задолженности, выплаченные займодавцу.
Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд.
Суд первой инстанции исходил из того, что применение налоговым органом п. 2 ст. 269 Налогового кодекса привело к нарушению международного соглашения об избежании двойного налогообложения, заключенного между Российской Федерацией и Республикой Кипр.
Признавая незаконным решение инспекции в части начисления обществу неудержанного налога на доходы иностранных организаций в связи с неисполнением обязанностей налогового агента при выплате процентов, суд первой инстанции указал, что положения п. 4 ст. 269 Налогового кодекса являются недостаточно определенными и однозначным образом не возлагают обязанности налогового агента на российскую организацию, выплачивающую проценты другой российской организации.
Суд апелляционной инстанции, отменив решение первой инстанции, признал правильным вывод налогового органа о том, что общество нарушило п. 4 ст. 269 Налогового кодекса, не исполнив обязанности налогового агента при выплате процентов по займам, поскольку задолженность признана контролируемой.
Решение апелляционной инстанции было поддержано судом кассационной инстанции.
Верховный Суд отменил решения апелляционной и кассационной инстанций и признал правильным вывод первой инстанции.
Верховный суд отметил, что, устанавливая правило о налогообложении соответствующих сумм выплачиваемых процентов в режиме дивидендов, п. 4 ст. 269 НК РФ самостоятельно не определяет основания возникновения статуса налогового агента у российских организаций.
Обязанность налогового агента может состоять в перечислении в бюджет лишь тех сумм налога, обязанность по уплате которых, в свою очередь, лежит на налогоплательщике, то есть при наличии соответствующего объекта налогообложения. Положения, которые бы относили к объекту налогообложения иностранных организаций не полученные ими дивиденды (включая приравненные к дивидендам платежи) в главе 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса отсутствуют.
Предложенное налоговым органом и поддержанное судами апелляционной и кассационной инстанций толкование положений п. 4 ст. 269 Налогового кодекса не может быть признано приемлемым, поскольку не отвечает требованиям определенности законно установленного налога и способно привести к двойному налогообложению выплаченных сумм как доходов иностранной организации, и одновременно, доходов российской организации - заимодавца.
Верховный Суд пришел к выводу, что в случаях возникновения контролируемой задолженности в результате выдачи займа российской организацией наступают только последствия, предусмотренные п. 3 ст. 269 Кодекса в виде ограничения вычета процентов при исчислении налога, а возложение на российскую организацию-заемщика обязанности налогового агента при выплате процентов по такому займу другой российской организации не основано на законе.
Само же по себе перечисление денежных средств между российскими организациями, в капитале которых участвует одна иностранная организация, не свидетельствует о скрытом поступлении в ее пользу дивидендов.

(Определение Верховного Суда РФ от 18.03.2016 по делу № 305-КГ15-14263)