27 мая 2016

Медленнее - лучше

0 0
Установление срока полезного использования свыше остаточного срока у предыдущего собственника не является нарушением, поскольку формирует меньшие расходы по амортизационным отчислениям и большие начисления по налогу на имущество организаций.

По результатам выездной проверки Общество привлечено к налоговой ответственности за неполную уплату налога на прибыль и налога на имущество. Основанием послужило неправильное определение сроков полезного использования основных средств, полученных Обществом по разделительному балансу.
Заключением комиссии, созданной из руководящих работников принимающей и передающей сторон, срок полезного использования основных средств был определен как установленный срок полезного использования для соответствующих новых основных средств, уменьшенный на коэффициент 1,2. При этом комиссия принимала во внимание степень физического и морального износа, ожидаемые сроки эксплуатации, режим работы, естественные условия, требования техники безопасности и другие факторы.
Инспекция посчитала, что применение коэффициента 1,2 необоснованно и применила в целях определения первоначальной стоимости основных средств (соответствующих амортизационных отчислений и расчета налога на имущество организаций) срок полезного использования как для новых основных средств.
Не согласившись с решением инспекции, Общество его обжаловало в суде.
Удовлетворяя требования заявителя, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями ст. 258 НК РФ, пришли к выводу, что примененный Обществом способ определения срока полезного использования и определения соответствующей нормы амортизации не противоречит положениям главы 25 НК РФ, в связи с чем доначисление налогов, соответствующих сумм пени штрафа необоснованно.
Выводы судов двух инстанций поддержаны судом кассационной инстанции.
При этом суды исходили из следующего:
- конкретная методика определения срока полезного использования основных средств, бывших в употреблении у предыдущего собственника, законом не предусмотрена;
- используя право самостоятельно определять срок полезного использования объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями п. 7 ст. 258 НК РФ, руководствуясь п. 20 ПБУ 6/01, п. 59 Методических указаний, Классификацией основных средств, Положениями об учетной политике, Общество правомерно самостоятельно установило срок полезного использования основных средств, бывших в употреблении, определенных решением соответствующей комиссии в соответствии с фактическим периодом эксплуатации спорных основных средств и их технических характеристик, с учетом срока возможного использования имущества в деятельности налогоплательщика в дальнейшем и способности приносить доход;
- Общество комиссионно установило для данных объектов основных средств сроки полезного использования с учетом уменьшающего коэффициента 1,2, так как эксплуатация спорных объектов новым собственником не повлекла изменения этих основных средств и изменение их характеристик, а также с учетом требований техники безопасности и иных факторов;
- примененный Обществом способ определения срока полезного использования и определения соответствующей нормы амортизации не противоречит положениям главы 25 НК РФ;
- налоговым органом не доказана правомерность примененной им методики установления сроков полезного использования бывших в употреблении основных средств как для новых основных средств.
Кассационная инстанция отметила, что Инспекция не учла, что Общество применило коэффициент 1,2 к тем объектам основных средств, у которых срок фактической эксплуатации прежним собственником более или равен сроку полезного использования основного средства, остаточная стоимость нулевая.
Суды сделали вывод, что установление срока полезного использования свыше остаточного срока использования у предыдущего собственника не является нарушением, медленнее уменьшает его стоимость, формирует меньшие расходы по амортизационным отчислениям и большие начисления по налогу на имущество организаций, следовательно, не приводит к занижению сумм налогов, подлежащих уплате.

(Постановление Арбитражного суда Западно¬-Сибирского округа от 05.05.2016 по делу № А27-15385/2015)