13 января 2020

Компенсация коммунальных услуг увеличивает доход арендодателя

0 0

Денежные средства, полученные от арендаторов в счет возмещения стоимости коммунальных услуг, необходимых для обеспечения использования арендуемых объектов по их назначению, являются доходом Общества.

По результатам камеральной налоговой проверки декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, за 2017 год, Общество привлечено к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ, а также доначислен единый налог по УСН в сумме 31 633 руб. Основанием послужил вывод Инспекции о занижении Обществом налоговой базы на сумму полученных от арендаторов по договорам аренды денежных средств за предоставленные коммунальные услуги.

Общество не согласилось с решением налогового органа и обратилось в суд, полагая, что в договорах аренды отсутствует его обязанность обеспечивать арендуемые помещения отоплением, электроснабжением, водоснабжением и водоотведением, канализацией, вывозом бытового мусора и услугами, указанные обязанности возложены на арендатора.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Общества, указав, что денежные средства в виде возмещения арендаторами стоимости коммунальных услуг получены Обществом в качестве возмещения затрат, произведённых Обществом как поверенным за доверителя - ресурсоснабжающую организацию, в связи с этим в силу подп. 9 п. 1 ст. 251 НК РФ не подлежат учёту при определении налоговой базы. У Общества отсутствовал доход в значении, придаваемом этому понятию ст. 41 НК РФ.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда, отметив, что денежные средства, полученные Обществом от арендаторов в счет возмещения стоимости коммунальных услуг, необходимых для обеспечения использования арендуемых объектов по их назначению, являются доходом Общества, с учетом которого должен исчисляться общий доход от осуществляемой им деятельности.

Кассационная инстанция признала правомерность решения суда апелляционной инстанции.

Как установлено судом апелляционной инстанции, из имеющихся в деле договоров аренды следует, что обязанность по обеспечению арендуемых помещений отоплением, электроснабжением, водоснабжением и водоотведением, канализацией, вывозом бытового мусора и услугами связи возложена на арендодателя (Общество).

Оплачивая коммунальные и иные связанные с содержанием объектов аренды услуги, Общество исполняло собственную обязанность, возлагаемую на него договором аренды, по предоставлению арендатору имущества в состоянии, соответствующем его назначению, в связи с чем оплата этих услуг является затратами, необходимыми для осуществления предпринимателем деятельности, направленной на получение дохода от сдачи имущества в аренду.

В рассматриваемых отношениях плата состояла из двух частей: постоянной и переменной. Постоянная часть представляла собой плату за пользование сданных в аренду помещениями, переменная складывалась из стоимости коммунальных услуг, необходимых для обеспечения использования арендуемого помещения по его назначению. Компенсация арендатором стоимости данных услуг приводит к образованию экономической выгоды на стороне арендодателя.

Суд отметил, что при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, предусмотренные ст. 251 НК РФ. В постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011 № 9149/10 указано, что компенсация расходов по содержанию сдаваемого в аренду имущества в данный перечень не входит.

Кроме того, как правомерно отметил суд апелляционной инстанции, вывод о том, что денежные средства, полученные от арендаторов в счет возмещения стоимости коммунальных услуг, необходимых для обеспечения использования арендуемых объектов по их назначению, являются доходом Общества, с учетом которого должен исчисляться общий доход от осуществляемой им деятельности, нашел свое отражение и в определении Верховного Суда РФ от 12.04.2019 № 304-ЭС19-3801 по делу № А75-738/2018.

(Постановление Арбитражного Суда Северо-Западного округа от 23.12.2019 по делу № А05-5434/2019, ООО «Кастл-Сервис»)