14 августа 2017

Головная компания - выгодоприобретатель по займу?

0 0

Суд решил, что концепция бенефициарного собственника не должна подменяться концепцией конечного бенефициара.

Инспекция провела выездную налоговую проверку, по итогам которой Обществу было предложено доплатить налог на прибыль организаций, уплачиваемый налоговым агентом с дивидендов и процентов. Общество обратилось в суд.
Так, в 2012—2014 гг. Обществом привлекались заемные средства у иностранной компании. Начисленные проценты Общество включило в состав внереализационных расходов для целей налогообложения прибыли.
Инспекция посчитала, что проценты не должны учитываться для целей налогообложения, так как задолженность перед иностранным займодавцем является контролируемой, поскольку компания-кредитор косвенно владеет 30% Общества через материнскую компанию консолидированной Группы (о. Джерси), (п. 2 — 4 ст. 269 НК РФ).
Учитывая включение показателей отчетности Общества в состав консолидируемой отчетности компаний Группы, перечисленные средства в виде процентов по займу непосредственно относятся к средствам головной организации Группы. При таких обстоятельствах инспекция признала, что выгодоприобретателем в отношении процентов по займу является головная компания.
Так как соглашение между Правительством России и Правительством Нормандских островов (о. Джерси) не заключалось, то налогообложение дохода, перечисленного Обществом иностранной компании в виде процентов от займа было рассчитано инспекцией по ставке 20% (подп. 1 п. 2 ст. 284 НК РФ), а налогообложение дохода, перечисленного иностранной компании в виде дивидендов рассчитано, исходя из ставки 15% (п. 3 ст. 284 НК РФ).
Общество не оспаривало вывод инспекции, что спорная задолженность являлась контролируемой, но долговые обязательства она имеет перед Кипрской компанией, а Правительством России и Правительством Республики Кипр заключено Соглашение об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал.
Суд признал доводы налоговой инспекции ошибочными, поскольку заём оформлен с Кипрской компанией, что подтверждается сертификатом, выданного Министерством финансов Республики Кипр, удостоверенным апостилем и переведенным на русский язык.
Денежные средства, полученные займодавцем от Общества в виде процентов по долговым обязательствам, были израсходованы займодавцем на текущую деятельность, при этом дивиденды в адрес головной компании не выплачивались. Следовательно, выплаченные займодавцу проценты по займу не являются скрытым распределением дивидендов в адрес акционера компании.
Займодавец также представил справку об уплате налога на прибыль в соответствии с действующим законодательством Кипра, из которой следует, компания является реально действующей, и основным направлением ее деятельности является предоставление ссуд и займов.
Доказательств, подтверждающих что займодавец не имеет права самостоятельно пользоваться и (или) распоряжаться доходом, полученным в России налоговый орган не представил. Напротив, материалы дела свидетельствуют о том, что полученные от заемщиков денежные средства были израсходованы займодавцем на собственную текущую деятельность.
Таким образом, суд признал, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что выгодоприобретателем в отношении доходности по займу, является именно материнская компания. Поскольку заем был предоставлен Обществу Кипрской компанией, то подлежит применению Соглашение об избежании двойного налогообложения.

(Решение Арбитражного суда Калининградской области от 02.08.2017 по делу № А21-2521/2017, АО «Научно-производственное объединение «Цифровые телевизионные системы»)