03 февраля 2020

Главное – реальность хозяйственных операций

0 0
Статья 54.1 НК РФ не содержит запрет на проведение так называемой «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчётным путём.

По результатам проведения выездной налоговой проверки деятельности за период 2014 – 2016 г.г. вынесено оспариваемое решение о доначислении налога на прибыль в сумме 4 675 133 руб., НДС в сумме 5 456 466 руб., соответствующих пени и штрафа по ч. 3 ст. 122 НК РФ. Основанием послужили выводы инспекции о непринятии при исчислении налога на прибыль расходов налогоплательщика в сумме 30 313 437 руб., понесенных им в связи с приобретением товара (фанерный кряж, дрова технологические) у контрагента, а также соответствующих сумм налоговых вычетов по НДС.  По мнению налогового органа, контрагент является формальным звеном и обладает признаками «фирмы-однодневки» (его руководитель является «номинальным», по юридическому адресу контрагент не располагается, его фактический адрес не установлен и т.д.). По завершении финансово-хозяйственных взаимоотношений с налогоплательщиком контрагент ликвидирован и исключён из ЕГРЮЛ. 

Суды первой и апелляционной инстанции пришли к верному выводу о том, что представленные инспекцией доказательства полностью подтверждают умышленное создание обществом фиктивного документооборота в отношении рассматриваемого контрагента при фактическом приобретении фанерного кряжа и дров технологических для целей поставок на фанерный завод у лесозаготовителей, не являющихся плательщикам НДС.

Суд кассационной инстанции находит выводы судов о незаконном применении обществом спорных налоговых вычетов по НДС в полной мере соответствующими положениям ст. 54.1, 171, 172 НК РФ. Однако окружной суд признал выводы нижестоящих судов о правомерности доначисления налога на прибыль ошибочными. 

Суды обеих инстанций, поддержав вывод налоговой инспекции, признали, что факт исполнения спорной сделки не тем лицом, от имени которого соответствующая сделка была оформлена, а иными лицами (лесозаготовителями), следует расценивать как отсутствие реальной хозяйственной операции, что является достаточным основанием не только для отказа в праве на вычет НДС, но и учёта соответствующих расходов по налогу на прибыль.   

Между тем подобное толкование положений ч. 2 ст. 54.1 НК РФ носит сугубо формальный характер: данная норма не устанавливает те последствия невыполнения указанных в ней требований, которые вменены налогоплательщику в рамках настоящего дела. Запрет на проведение так называемой «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчётным путём на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в рассматриваемой норме отсутствует.     

Подход же, предложенный инспекцией (полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль), в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующей продажи им спорной продукции конечному потребителю налоговым органом в ходе проверки не опровергнуты, неизбежно влечёт искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль, поскольку обязательным условием признания понесённых организацией расходов является лишь  действительное (реальное) совершение тех хозяйственных операций, которые повлекли затраты налогоплательщика (ст. 247, 252, 313 НК РФ).

Кассация со ссылкой на п. 3 Постановления Пленум ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, позицию Конституционного Суда РФ отметила, что выявление искажений сведений о фактах хозяйственной жизни предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, таким образом, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом.

В целях установления истинного размера налогового обязательства налогоплательщика, представившего ненадлежащие подтверждающие документы, в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» указано, что расходы по спорным операциям определяются налоговым органом на основании данных об аналогичных операциях самого налогоплательщика. Бремя доказывания того, что размер расходов, определённый налоговым органом по правилам подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, не соответствует фактическим условиям экономической деятельности налогоплательщика, возлагается на последнего, поскольку именно он несёт риски, связанные с возникновением оснований для применения налоговым органом расчётного метода определения сумм налога. 

 (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 23.01.2020 № Ф09-9691/19 по делу № А50-17644/2019, ООО «СИВА ЛЕС»)