13 июля 2017

А был ли вексель?

0 0
Налогоплательщик тщетно пытался уйти от налога на прибыль, прикрыв задолженность перед ликвидированным кредитором собственными векселями.
Налогоплательщик обратился с иском в суд о признании решения налогового органа в части начисления налога на прибыль и НДС недействительным, но суды трех инстанции согласились с проверяющими.
При рассмотрении спора по существу в части занижения базы налога на прибыль за 2014 год налогоплательщик не включил в состав внереализационных доходов кредиторскую задолженность перед поставщиком, который был ликвидирован в январе 2014 г. в сумме 53,1 млн руб.
Кредиторская задолженность, списываемая в связи с ликвидацией организации-кредитора, подлежит включению в состав внереализационных доходов в отчетном периоде, в котором была внесена запись в ЕГРЮЛ о ликвидации кредитора (п. 4 ст. 271 НК РФ, ст. 419 ГК РФ).
Судами установлено, что у налогоплательщика числилась задолженность перед контрагентом по займу, которая в 2012 г. была передана новому кредитору, позже ликвидированному. При этом налогоплательщик передал новому кредитору векселя в счет обеспечения займа со сроком действия до 01.01.2018. Поэтому налогоплательщик ошибочно полагал, что обязанность восстановления суммы кредиторской задолженности в составе внереализационных доходов 2014 года не возникает.
Вместе с тем судами принято во внимание, что проценты новым кредитором не начислялись, меры по взысканию или зачету им дебиторской задолженности не предпринимались, договор о новации заемного обязательства в вексельное в материалах дела отсутствует; в бухгалтерском учете налогоплательщика выпуск собственных векселей не отражен.
В итоге, суды пришли к выводу об отсутствии связи между заемным и вексельным обязательствами.

(Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2017 № Ф09-3440/2017 по делу № А76-17297/2016, ООО «Пласт-Рифей»)