30 октября 2019

Выход из общества и налог на прибыль: какую ставку применять

0 0
С 01.01.2019 доход, полученный при выходе из ООО участника в виде имущества (имущественных прав) в размере, превышающем фактически им оплаченную стоимость доли, для целей налогообложения прибыли признается дивидендом, к которому применяются налоговые ставки, установленные п. 3 ст. 284 НК РФ.

В письме Минфина России от 11.10.2019 № 03-03-06/1/78216 чиновники разъяснили, какую ставку налога на прибыль должна применить компания-участник при выходе из ООО. К сожалению, на наш взгляд, разъяснение не столь однозначно.

В соответствии со ст. 26 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества вправе выйти из него путём отчуждения доли обществу независимо от согласия других его участников или общества, если это предусмотрено уставом общества. Оно обязано выплатить участнику общества, подавшему заявление о выходе, действительную стоимость его доли.

В соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы налогоплательщика в виде имущества или имущественных прав, которые получены им в пределах вклада, в частности, при выходе из организации. Таким образом, если действительная стоимость доли участника общества при выходе превышает первоначальную стоимость его доли, то разница признаётся налогооблагаемым доходом.

Следует учесть, что Федеральный закон от 27.11.2018 № 424-ФЗ внёс изменения в порядок исчисления налога на прибыль. Так, с 01.01.2019 в п. 1 ст. 250 НК РФ появился новый абзац, расширяющий понятие дивидендов для целей налога на прибыль. К доходам от долевого участия в других организациях, выплачиваемых в виде дивидендов, также относится доход в виде имущества или имущественных прав, который получен участником организации при выходе или выбытии из неё, в размере, превышающем фактически оплаченную соответствующим участником стоимость долей такой компании.

Соответственно, поскольку разницу между доходами и расходами при выходе налогоплательщика из организации или при её ликвидации приравняли к дивидендам, то к ним надо применять подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ: при выполнении определённых условий к рассматриваемой разнице можно применить налоговую ставку 0%. Но есть одно «но»…

А как же быть с п. 1 ст. 284.2 НК РФ? Там указано, что налоговая ставка 0%, предусмотренная в п. 4.1 ст. 284 НК РФ, применяется к налоговой базе, определяемой по доходам от операций по реализации или иного выбытия (в том числе погашения) долей участия в уставном капитале российских организаций при условии, что на дату реализации или иного выбытия таких долей участия они непрерывно принадлежат налогоплательщику на праве собственности или на ином вещном праве более пяти лет. По мнению Минфина России, эта норма к рассматриваемой ситуации неприменима.

А есть ли разница? Есть, да ещё какая! Дело в том, что подп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ даёт возможность применить нулевую ставку к доходам, полученным российскими организациями в виде дивидендов при условии, что на день принятия решения о выплате дивидендов -  (на день принятия решения о выходе из организации или ликвидации организации соответственно) - получающая дивиденды организация в течение не менее 365 календарных дней непрерывно владеет на праве собственности не менее чем 50-процентной долей в уставном капитале выплачивающей дивиденды организации.

В одном случае важен срок, а в другом – и срок, и размер доли. 

Позиция чиновников вызывает определённое сомнение. Действительно, если бы в п. 4.1 ст. 284 НК РФ речь шла только о реализации, то и вопросов бы не было. Но здесь чётко сказано об «ином выбытии» доли. Разве случай выхода участника общества не приводит к «иному выбытию» доли?

Письмо Минфина России от 11.10.2019 № 03-03-06/1/78216