21 мая 2019

Вычет при уступке права требования по договору займа: хотели бы, но не можем?

0 0
Минфин России по-прежнему настаивает, что налогоплательщик при уступке прав требования только по договору участия в долевом строительств вправе налоговую базу по НДФЛ уменьшить на сумму имущественного налогового вычета.

Письмо Минфина России от 30.04.2019 № 03-04-05/31961 продолжает линию чиновников на упорное отрицание решений высших судов РФ. Речь идёт об особенностях исчисления НДФЛ при уступке права требования по договору займа физическими лицами.

В соответствии с п. 1 ст.  41 НК РФ доходом признаётся экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности её оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для физических лиц в соответствии с гл. 23 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ. Пунктом 3 ст. 210 НК РФ предусмотрено, что для доходов, в отношении которых применяется налоговая ставка 13%, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных в ст. ст. 218 - 221 НК РФ.

В пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика на получение имущественного налогового вычета при определении размера налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 210 НК РФ при уступке прав требования по договору участия в долевом строительстве. При заключении указанных договоров налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму его расходов, связанных с приобретением такого имущественного права.

Возможность учёта при определении налоговой базы расходов по сделке уступки права требования по иным договорам в ст. 218 - 220 НК РФ не предусмотрена. (См., также письма Минфина России от 17.12.2018 № 03-04-05/91662 и от 24.03.2016 № 03-04-05/16489 – там сказано то же самое).

Не устаём повторять, что ещё в Постановлении Президиума ВС РФ от 22.07.2015 № 8-ПВ15 суд указал, что в связи с отсутствием специальных норм, устанавливающих порядок определения налоговой базы при переуступке права требования по договорам займа, в силу положений ст. 41 НК РФ налогооблагаемой базой по таким договорам является экономическая выгода. Она определяется в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено. В Определении от 27.10.2015 № 2539-О Конституционный Суд указал, что полностью согласен с указанным решением ВС РФ.

Также напомним о письме ФНС России от 26.11.2013 № ГД-4-3/21097. Оно довело до нижестоящих налоговых органов как руководство к действию письмо Минфина России от 07.11.2013 № 03-01-13/01/47571.

С одной стороны, согласно п. 1 ст. 34.2 НК РФ Минфин России даёт письменные разъяснения налоговым органам по вопросам применения налогового законодательства РФ. На основании пп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России по этим вопросам.

С другой стороны, письма Минфина России, в которых разъясняются вопросы применения законодательства, не содержат правовых норм, не конкретизируют нормативные предписания и не являются нормативными правовыми актами.

И если письменные разъяснения Минфина России и ФНС России по вопросам применения налогового законодательства РФ не согласуются с решениями, постановлениями, информационными письмами ВАС РФ или ВС РФ, то налоговые органы должны руководствоваться указанными актами и письмами судов, начиная со дня их размещения в полном объёме на официальных сайтах судов или со дня официального опубликования данных документов в установленном порядке. В приведённом перечне не упомянут КС РФ, но думается, это указание действует и в отношении его решений.

Так в чём проблема?

Письмо Минфина России от 30.04.2019 № 03-04-05/31961