12 ноября 2019

Уступка прав требования: ни шагу назад!

0 0
Минфин России по-прежнему настаивает, что в целях исчисления НДФЛ возможность учёта расходов при определении налоговой базы по операциям уступки права ограничена договорами участия в долевом строительстве.

Даже трудно представить, что может изменить позицию чиновников по вопросу исчисления НДФЛ с дохода от уступки прав требования. В письме Минфина России от 23.10.2019 № 03-04-05/81314 они снова повторяют свою непоколебимую позицию. (См., также, письма Минфина России от 24.03.2016 № 03-04-05/16489 и от 17.12.2018 № 03-04-05/91662).

Согласно ст. 209 НК РФ объектом обложения НДФЛ признаётся доход, полученный налогоплательщиками.

В соответствии с п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной форме, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ. В п. 3 ст. 210 НК РФ указано, что для доходов, в отношении которых применяется налоговая ставка 13%, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных в ст. ст. 218 - 221 НК РФ.

В пп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика на получение имущественного налогового вычета при определении размера налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 210 НК РФ при уступке прав требования по договору участия в долевом строительстве. При заключении указанных договоров налогоплательщик вправе уменьшить сумму своих облагаемых налогом доходов на сумму его расходов, связанных с приобретением такого имущественного права. Возможность учёта при определении налоговой базы расходов по сделке уступки права требования по иным договорам в ст. ст. 218 - 220 НК РФ не предусмотрена.

Ещё в Постановлении Президиума ВС РФ от 22.07.2015 № 8-ПВ15 суд указал, что в связи с отсутствием специальных норм, устанавливающих порядок определения налоговой базы при переуступке права требования по договорам займа, в силу положений ст. 41 НК РФ, налогооблагаемой базой по таким договорам является экономическая выгода. Она определяется в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено. В Определении КС РФ от 27.10.2015 № 2539-О суд указал, что совершенно согласен с вышеприведённым решением ВС РФ.

Почему же чиновники упорно игнорируют эти решения судов? Рискнём предположить следующее. Налоговая система должна иметь чёткие термины, однозначно толкуемые обеими сторонами. Увы, но НК РФ такой особенностью не обладает. Проблема была заложена ещё при создании главы НК РФ об НДФЛ. Дело в том, что в русском языке слово «доход» имеет разные значения: его можно трактовать и как общую сумму полученных средств и как превышение полученной суммы над затраченной. (Сравните с терминами «выручка» и «прибыль», которые используются в главе НК РФ о налогообложении прибыли). Да и термин «экономическая выгода» тоже однозначной трактовки не имеет.

По общему принципу гл. 23 НК РФ, НДФЛ облагается доход гражданина, трактуемый именно как «сумма полученных им средств». Для того чтобы иметь возможность уменьшить эту сумму, нужны положения в гл. 23 НК РФ, которые или предоставляют вычеты из этой суммы, или возможность учесть расходы, к ней относящиеся – см., например, ст. ст. 229 НК РФ и 221 НК РФ. В отношении средств, полученных от уступки права требования вне зависимости от вида договора, таких положений глава 23 НК РФ не содержит. И до тех пор, пока сами законодатели в главе об НДФЛ не поменяют терминологию, чиновники так и будут продолжать настаивать на своей точке зрения.

Письмо Минфина России от 23.10.2019 № 03-04-05/81314