05 октября 2018

Разрыв лизингового договора: проблемы формулировок

0 0
При досрочном расторжении договора лизинга лизингодатель, на наш взгляд, вправе учесть во внереализационных расходах в целях налога на прибыль сумму выплаченной (возвращенной) выкупной стоимости (неосновательного обогащения).

В письме Минфина России от 11.09.18 № 03-03-06/1/64977, как нам представляется, и чиновники, и сам налогоплательщик неверно трактуют возникшую хозяйственную ситуацию.

На первый взгляд, речь идёт о ситуации, когда в договоре лизинга предусмотрена выкупная цена, и часть ежемесячных лизинговых платежей – это выкупная цена имущества. Однако стороны расторгли договор лизинга, и лизингодатель вернул лизингополучателю уже уплаченную им выкупную цену, включая НДС.

Однако это не так. Как прямо указал налогоплательщик в вопросе, по условиям заключённого договора при выполнении условий по оплате лизинговых платежей лизингополучатель выкупает имущество, уплачивая выкупную стоимость в последнем месяце действия договора. (А договор был разорван гораздо раньше). Таким образом, можно предположить, что в полученных лизингодателем суммах лизинговых платежей никакой выкупной стоимости и нет.

Но что же тогда возвращает лизингополучателю лизингодатель? Он упоминает, что размер выкупной стоимости, подлежащей выплате лизингополучателю, был исчислен в соответствии с расчётом, приведенным в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.14 № 17. А там – в п. 3.3 – указано, что если внесённые лизингополучателем лизингодателю платежи, (за исключением авансового), в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, то лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

Иначе говоря, речь всё-таки идёт о неосновательном обогащении, которое сам же налогоплательщик упоминает в своём вопросе. А вовсе не о возврате выкупной цены!

Поэтому вопросы, может ли лизингодатель учесть во внереализационных расходах в целях налога на прибыль сумму возвращенной выкупной стоимости, и как учесть НДС, включенный в сумму возвращенной части выкупной стоимости – совершенно некорректны! Речь должна идти исключительно о неосновательном обогащении.

По налогу на прибыль чиновники ответили так. Суммы, уплачиваемые в счёт оплаты выкупной цены предмета лизинга до перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, следует рассматривать для целей налогового учёта как авансовые платежи.

Согласно п. 1 ст. 54 НК РФ при обнаружении ошибок или искажений в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым или отчётным периодам, в текущем налоговом или отчётном периоде перерасчёт налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки или искажения.

Извините, но где чиновники увидели в спорных лизинговых платежах выкупную стоимость? Её там нет!

Мы считаем, что налогоплательщик должен был учитывать в своих доходах все полученные суммы лизинговых платежей, (так как никакой выкупной стоимости там не было). Соответственно, если часть этой суммы ему пришлось вернуть, то она должна быть включена в состав внереализационных расходов. И никакой ошибки тут нет! До разрыва договора учёт доходов был верным, а разрыв договора – это совершенно новое событие.

Теперь – к НДС. Чиновники указали, что в соответствии с п. 5 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные продавцом покупателю и уплаченные продавцом в бюджет при реализации товаров, в случае возврата этих товаров продавцу или отказа от них. Вычетам подлежат также суммы налога, уплаченные при выполнении работ или оказании услуг, в случае отказа от этих работ или услуг.

Кроме того, вычетам подлежат суммы НДС, исчисленные продавцами и уплаченные ими в бюджет с сумм аванса, полученного в счёт предстоящих поставок товаров, (работ, услуг), реализуемых на территории РФ, в случае изменения условий или расторжения соответствующего договора и возврата соответствующих сумм авансовых платежей.

Вычеты НДС, исчисленного и уплаченного в бюджет продавцом, в иных случаях нормами гл. 21 НК РФ не предусмотрены.

В связи с этим, суммы НДС, предъявленные лизингодателем лизингополучателю и уплаченные лизингодателем в бюджет по услугам финансовой аренды, в случае расторжения договора и возврата лизингодателем части суммы лизинговых платежей, соответствующих оплаченной лизингополучателем выкупной стоимости предмета лизинга, к вычету у лизингодателя не принимаются.

Вот тебе и на! То есть для налога на прибыль спорные суммы признавались полученным авансом по реализации предмета лизинга, а в случае с НДС это уже как бы и не аванс?!

Но это, мы полагаем, в нашей ситуации вообще не имеет значения, так как о возврате выкупной стоимости речи не идёт, а вычет НДС при возврате сумм неосновательного обогащения в главе об НДС действительно не предусмотрен. (С другой стороны, при таком варианте развития событий и у лизингополучателя нет никаких оснований при получении от лизингодателя возврата восстанавливать сумму входного НДС к уплате в бюджет).

У судей, конечно, может быть совсем иное мнение по этому вопросу, но для этого нужно обратиться с этой проблемой в арбитражный суд.

Письмо Минфина России от 11.09.18 № 03-03-06/1/64977