15 ноября 2019

При наличии «сомнительного» поручительства

0 0
Признать задолженность, обеспеченную несостоятельным поручителем, в качестве безнадежного долга в целях налогообложения прибыли поможет постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства.

В письме Минфина России от 21.10.2019 № 03-03-06/1/80555 рассматривается ситуация, связанная с неплатежеспособностью поручителя. 

Напомним, что в соответствии с п. 1 ст. 266 НК РФ сомнительным долгом признаётся любая задолженность перед налогоплательщиком, возникшая в связи с реализацией товаров, работ, услуг, в случае, если она не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией. Следовательно, если задолженность обеспечена поручительством, налогоплательщик не вправе формировать по такой задолженности резерв.

Между тем, в этой троице гарантов поручитель – самое слабое звено. Он тоже может оказаться неплатежеспособным. Предположим, что исполнителю не удалось ничего «выбить» из поручителя, и исполнительное производство было официально прекращено. Что делать дальше? Ситуацию осложняет то, что в ст. 367 ГК РФ, где перечислены условия прекращения поручительства, такого условия, как окончание исполнительного производства в отношении поручителя, нет! Иначе говоря, взыскать с него нечего, а поручительство остаётся в силе!

К счастью, чиновники осложнять жизнь и без того потерпевшему кредитору не намерены. В п. 2 ст. 266 НК РФ указан перечень оснований, по которым задолженность перед налогоплательщиком может быть признана безнадёжной для целей налогообложения прибыли. В том числе это и постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства, вынесенное в силу Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Таким образом, если невозможность взыскания задолженности подтверждена постановлением судебного пристава-исполнителя, то она может быть признана безнадёжной.

Что касается резерва по сомнительным долгам, то тут не всё так гладко. Согласно п. 5 ст. 266 НК РФ, если налогоплательщик принял решение о его создании, то списание долгов, признаваемых безнадёжными, производится за счёт суммы созданного резерва. В случае если она меньше суммы безнадёжных долгов, подлежащих списанию, то разница включается в состав внереализационных расходов. Следует учесть, что за счёт этого резерва списывается любая задолженность, признанная безнадёжной по основаниям, указанным в п. 2 ст. 266 НК РФ, независимо от того, участвовала она в формировании резерва или нет.

Однако отметим, что ранее — см., например, письма Минфина России от 14.11.2011 № 03-03-06/1/750 и от 12.11.2009 № 03-03-06/1/744 — чиновники разъясняли, что списание безнадёжных долгов за счёт резерва по сомнительным долгам может происходить параллельно с прямым списанием безнадёжных долгов, под которые такой резерв не создавался. (См., также постановления ФАС Московского округа от 08.04.2014 № Ф05-2506/14 и ФАС Уральского округа от 21.04.2008 № Ф09-2606/08-С2).

Отметим и постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 № 4580/14. Суд решил, что за счёт резерва должна списываться безнадёжная задолженность, только если она связана с реализацией товаров, работ и услуг. Иную задолженность можно сразу списать в состав внереализационных расходов, так как она не участвовала в формировании величины резерва. В нашем случае задолженность не участвовала в этом процессе по иной причине – по причине наличия договора поручительства, поэтому как на эту ситуацию посмотрит суд, заранее сказать сложно. Но аналогия всё-таки присутствует.

Письмо Минфина России от 21.10.2019 № 03-03-06/1/80555