28 мая 2020

Переоценка валютных задолженностей в стадии банкротства

0 0
В случае если нормами гражданского или отраслевого законодательства, в том числе законодательства о банкротстве, валютные обязательства налогоплательщика фиксируются в рублях, то такие обязательства перед налогоплательщиком текущей переоценке не подлежат.

Компания, которая должна налогоплательщику некоторую сумму, выраженную в иностранной валюте, находится в процессе банкротства. Проводить далее переоценку этой задолженности в целях налогового учёта или нет? Ответ на этот вопрос чиновники дали в письме Минфина России от 28.04.2020 № 03-03-06/1/34856.

Курсовой разницей в целях гл. 25 НК РФ признаётся курсовая разница, возникающая при дооценке или уценке имущества в виде валютных ценностей, (за исключением ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте), и требований, стоимость которых выражена в иностранной валюте, или при дооценке или уценке обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте.

Согласно п. 8 ст. 271 НК РФ и п. 10 ст. 272 НК РФ требования или обязательства, стоимость которых выражена в иностранной валюте, имущество в виде валютных ценностей пересчитываются в рубли по официальному курсу, установленному Банком России на дату перехода права собственности на указанное имущество, на дату прекращения требований или обязательств, на последнее число текущего месяца - в зависимости от того, что произошло раньше.

Однако в том случае, если в отношении должника налогоплательщика ведётся дело о банкротстве и задолженность в валюте включается в реестр требований кредиторов, ситуация несколько изменяется. Согласно п. 5 ст. 16 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» учёт требований кредиторов в реестре требований кредиторов ведется в российской валюте. Требования кредиторов, выраженные в иностранной валюте, учитываются в реестре требований кредиторов в порядке, установленном в ст. 4 Закона № 127-ФЗ. Там указано, что состав и размер денежных обязательств, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному Банком России, на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства. На основании п. 6 ст. 16 Закона № 127-ФЗ требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

В случае если нормами гражданского или отраслевого законодательства обязательства налогоплательщика фиксируются в рублях, то такие обязательства перед налогоплательщиком текущей переоценке в соответствии с п. 8 ст. 271 НК РФ и п. 10 ст. 272 НК РФ не подлежат.

Аналогичную позицию чиновники выразили в письмах Минфина России от 19.12.2019 № 03-03-06/1/99579 и от 22.03.2019 № 03-03-06/1/19711. А в письме Минфина России от 12.02.2019 № 03-03-06/1/8510 чиновники сослались ещё и на судебный авторитет. Как указано в Определении ВАС РФ от 12.04.2011 № ВАС-3764/11, «в силу абзаца четвертого пункта 1 статьи 4 Закона № 127-ФЗ размер соответствующих обязательств определяется на дату введения первой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения денежных обязательств и обязательных платежей, и впоследствии изменению не подлежит».

Отдельно скажем о «судьбе» поручителя. Как указано в Определении ВС РФ от 20.04.2017 N 305-ЭС16-19525, определение денежных требований к должнику в рублевом эквиваленте в реестре требований кредиторов не изменяет обязательств поручителя и не ставит его в заведомо невыгодное положение по отношению к основному заёмщику. Дело в том, что курсовая валютная разница может принимать как отрицательные, так и положительные значения. Изменение судами валюты платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заёмщика противоречит смыслу обеспечительного обязательства.